«Ливадия моей мечты»

blank

Автор проекта «Ливадия моей мечты»: Галина Петровна Балан, администратор выставочного зала «Залив Восток» МБУК «Музейно-выставочный центр г. Находка».

Интервьюер: Марина Борисовна Нургалиева.
Транскрибация: Елена Владимировна Стасинская.

Какой населённый пункт вы представляете?

Я представляю микрорайон «Посёлок Ливадия», в который входят шесть населённых пунктов: Ливадия, Южно-Морской, Авангард, Средняя, Душкино и Анна. Мы будем говорить о первом проекте, который мы начали в 2019 году, «Ливадия моей мечты».

Проект на сегодняшний день завершённый?

Мы продолжаем по нему работать. Кое-что мы не доделали, поэтому изыскиваем средства, думаем, как реализовать этот проект.

Вернемся к истокам. Как вы начали заниматься проектом? Чем вы до этого занимались? Это было логическое продолжение какой-то деятельности или что-то новое? Какой была ваша мотивация?

С музеем моя общественная деятельность связана с 2006 года. В тот период создатель музея в Ливадии Ирина Владимировна Ермилова организовала инициативную группу «Алькор», в которую я тоже входила. Я работала в другой организации и тоже занималась  проектной деятельностью. А уже с 2018 года я работаю на постоянной основе в музее. Мне захотелось что-то изменить в нашем музее, поэтому мы и начали заниматься проектной деятельностью.

Как возникла идея проекта?

Как я уже сказала, у нас есть инициативная группа, которая и придумала этот проект.

Как бы вы сформулировали основную суть?

Инициативная группа состоит в основном из краеведов, которые изучают местную историю. И вот они захотели поставить на территории какой-то объект или памятник, который бы отражал нашу историю, чтобы этот памятник рассказывал молодёжи о вехах нашей истории. Таким образом, мы хотели создать объект, который бы рассказывал об истории нашего поселения. А история эта очень богата.

Как родилось название проекта?

В результате дебатов инициативной группы. Было несколько вариантов, но решили остановиться на этом названии – «Ливадия моей мечты».  

Как вы считаете, на какие культурно-исторические ресурсы, какое местное наследие опирается ваш проект?

Наследие наше – это открытие уникальной бухты Гайдамак, которое произошло в конце XIX века. Здесь был основан китобойный промысел. Он продолжался и в начале ХХ века. Это был первый китобойный промысел на берегах Дальнего Востока. Вот это, а также заселение нашей территории, стало главными ресурсами и вошло в основу нашего проекта. Конечно же, изучались и другие ресурсы, которые послужили его развитию.  

Можно ли говорить о том, что вы работали с какими-то краеведческими материалами? Как вы эти ресурсы выискивали, определяли?

У нас есть краеведы, которые сами приносят информацию в музей. Например, Елена Эдуардовна Бендяк уже 20 лет работает в архивах Владивостока. И это такая радость, когда ей попадаются интересные находки! Конечно, она делится с нами. Мы стараемся это фиксировать. Краеведы издают книги, и наш фонд пополняется историческими фактами.

Значит, материалы, которые накоплены в музее, у краеведов, – это первый ресурс? Какие другие ресурсы вы привлекали на реализацию проекта?

Мы изучали нашу территорию, искали объект, который можно было бы использовать в нашем проекте. Ну, и конечно, ресурсы людские, ресурсы наших предприятий, которые можно было бы привлечь и с ними работать, получать дополнительные средства.

Кто с самого начала вошёл в команду проекта, как менялся состав в ходе его реализации?

Сначала это были в основном наши краеведы, а помогали волонтёры: и школьники, и местная интеллигенция, которая заинтересована в улучшении территории. Когда мы продолжили реализацию проекта, подключились активисты из других населённых пунктов.

Ну, например, кто появился в ходе проекта, стал участником, вашим надёжным помощником?

Я говорю уже, конечно, не только об этом проекте «Ливадия моей мечты». Следующим стал проект «Жемчужины Приморской Ливадии» ‒ двухгодичный проект. Был проведён проектный семинар, и у нас появились новые активисты. Например, посёлок Средний, там у нас Наталья Копылова, Елена Гребенщикова. Они предложили свою инициативу, которая переросла в проект. Мы создали экологическую тропу между Ливадией и Средней, которая очень востребована, и её сейчас посещают и гости, и наши местные жители. 

Через какие этапы реализации проходил ваш проект?

Был подготовительный этап. Сначала – встречи с населением, анкетирование на тему того, что бы жители хотели видеть в плане улучшения территории, как реализовать эти инициативы. Проходили встречи с художниками на тему уличного искусства. Когда мы реализовывали проект, на втором этапе проводились конкурсы рисунков «Как видят дети Ливадию своей мечты», проводились конкурсы арт-объектов, арт-мастерские по уличному искусству и по созданию арт-объектов. И на заключительном этапе была создана и открыта выставка «Китовые истории». Это предложение новых маршрутов для наших туристов и жителей микрорайона.

Галина Петровна, если говорить подробно про этапы проекта, то какие работы проводились на каждом? Какую вы себе цель ставили, какую проблему решали, как этап за этапом двигались к своей цели?

Мы хотели создать что-то значимое на своей территории – какие-то арт-объекты, которые привлекали бы туристов и были украшением территории. Потому что туристов у нас много. Но и для местного населения чтобы это было украшением.

Выходит, что одна из проблем, которая выявилась при опросе мнения жителей посёлка, что он недостаточно украшен, культурная среда не развита, людям негде проводить свой досуг, нет скверов, мест для познавательного туризма?

Да. Вот этим мы занимались на первом этапе. Естественно, что наш проект не может сразу решить все пожелания населения. Поэтому мы выходили на администрацию с просьбой решить какие-то вопросы. Художник из Владивостока Павел Шугуров проводил семинары по уличному искусству. Мы сначала думали: что бы нам такое сделать? Дети рисовали проекты, включились в работу, им было очень интересно. Потом уже были арт-мастерские и несколько созданных объектов.

И каким был главный результат, как вы считаете?

Во-первых, это было сплочение наших волонтёров. Они увидели, что можно что-то сделать, и вот он – результат. Получились очень интересные объекты: и китёнок на стене музея, и роспись с китами (всё же кит считается символом нашей территории), и запланировали китовый сквер. Этот проект начал реализовываться. В результате при участии в конкурсе «Твой проект» инициативного бюджетирования Приморского края под китовый сквер мы получили три миллиона рублей. И он построен. А реализация памятника ещё продолжается.

Была ли у вас идеальная концепция проекта?

Можно сказать, что не было: то, что задумано, не реализовано в установленные сроки. Мы продолжаем проект реализовывать. Необходимы были дополнительные средства. И мы будем их изыскивать. Самое главное – мы хотели построить архитектурную композицию, состоящую из трёх фигур. Будем реализовывать, потому что жители интересуются, они хотели бы, чтобы эта композиция появилась. Не всё было учтено.

Концепция претерпевала какие-то изменения в процессе реализации проекта?

В период реализации была пандемия, пришлось часть работы переводить в онлайн. Но в общем она не менялась.

Как складывались ваши отношения с местными ключевыми игроками – бизнес-партнёрами? Приведите примеры удачных или неудачных сценариев отношений.

В ходе проекта мы строили фундамент под нашу композицию. Денежные средства на эту работу в проекте не были заложены. Поэтому мы обратились в администрацию, чтобы она помогла привлечь партнёров. Местные предприниматели откликнулись. Кто-то выделял машину под завоз скального грунта. Предприятие «Бетонщик» из Находки выделило скальный грунт. Кто-то экскаватор выделял. В общем, очень оперативно и хорошо мы сработали, и фундамент был построен именно за счёт местных предпринимателей.

Потом был опыт сбора денег на краску. На неё не были заложены средства. Работу художника мы оплатили, а на краску выделили деньги предприниматели, и арт-объект появился. Мы покрасили стену трансформаторной подстанции, и теперь там тоже красуется кит. Предпринимателям объект понравился.

Каким было отношение местного населения и местной администрации к вашей проектной деятельности, менялось ли оно?

Отношения с местной администрацией у нас всегда были хорошие. Она нас всегда поддерживает. Финансово ‒ нет, так как у местной администрации нет такой возможности. Только в Находке есть средства. Помогает связь с Музейно-выставочным центром г. Находка, муниципальными учреждениями, с предпринимателями. И администрация помогает в налаживании связей.

Отношение местного населения изменилось. У нас появился авторитет, повысилась узнаваемость. Мы много информации выставляем в соцсетях. За нашей деятельностью следят, поддерживают, отзывы пишут.

А как изменился благодаря этому проекту сам музей «Залив Восток»?

Один из залов изменился полностью. Мы сделали там выставку «Китовая история»: всё посвящено китам, оформлена по дизайну Павла Шугурова, принимали участие волонтёры. Часть оборудования – подвесная система, рамки для фотографий, оргтехника, стулья ‒ была куплена на деньги проекта. Стулья у нас были очень старые. Теперь их достаточно для любого числа посетителей. Роспись сделали дети, и она украшает музей. Так что музею проект дал очень много.

Музейная коллекция как-то пополнилась? Появились ли новые предметы?

В основном пополнилась информационными материалами.

В каком здании находится ваш музей? Является ли оно историческим? Что-нибудь известно об этом здания? Хотели бы вы расширить свои площади?

Здание не историческое, построено в конце 2000-х годов. В помещении раньше была библиотека. Так что своего культурного предназначения оно не потеряло. Мы находимся в центре посёлка, нас легко найти. У нас есть мечта получить ещё одно здание. На нашей территории был китовый промысел и располагалась фактория графа Кейзерлинга. От неё осталось четыре здания. Одно из них – дом управляющего; он сейчас бесхозный, и решается вопрос о передаче его в муниципальную собственность. Хотелось бы получить его под музей. Тогда бы мы смогли разместить весь материал по китовому промыслу в этом здании и ещё сделать какие-то уличные экспозиции. 

Выпускаете ли вы сувенирную продукцию?

Эта сеть у нас ещё не развита. У нас есть магниты, подвески по тематике Китовой деревни (у нас ещё есть один проект ‒ «Китовая деревня»), плюс – с китами глиняные свистульки и сувенирчики из ракушек.

Итак, за то время, что вы занимаетесь проектной деятельностью, какие объекты были созданы как в самом музее, так и в Ливадийском микрорайоне?

В самом музее появилась выставка «Китовая история», на территории появились новые туристические маршруты: к мысу Пущина, «Красоты бухты Анна», к маяку на мысе Пещурова.

А что на этих пешеходных маршрутах можно увидеть?

Информационные стенды, рассказывающие о нашей истории и экологии, и арт-объекты. На тропе к мысу Пущина стоит шестиметровый орлан из дерева, его делали наши ребята-волонтёры под руководством художника Павла Шугурова. За шесть часов мы построили этого орлана, он уже два года украшает тропу и популярен на нашей территории. Дальше есть видовые площадки и установлены русские качели. Инициативная группа в посёлке Средняя захотела поставить русские качели – верёвки привязать к дереву. Мы решили сделать качели из брёвен. Сначала их построили в посёлке, потом разбирали, на место тащили, устанавливали, и теперь они в лесу стоят. Объект очень притягательный и для местных жителей, и для гостей. В проекте «Красоты бухты Анна» инициативная группа решила построить арт-объект «Шхуна Анна», потому что там ‒ и бухта Анна, и территория связана с историей шхуны. Арт-объект построили. Он стоит на видном месте и тоже притягателен для населения и туристов.

Наверное, главное ваше арт-пространство, которое только начало формироваться, ‒ это Китовая деревня? Расскажите о ней.

Мы получили грант от Президентского фонда культурных инициатив и в 2022 году начали работать над проектом «Арт-парк “Китовая деревня”», который будет реализовываться ещё долгие годы. Там построены арт-объекты, есть озерцо с кувшинками – тоже притягательное место. Планируем там проводить мероприятия и продолжать строительство.

А какие арт-объекты там были созданы?

Сначала был проведён конкурс среди молодёжи, в котором участвовали 20 человек, были отобраны эскизы, которые можно реализовать. Они, конечно, были все интересные, но, во-первых, средств было недостаточно, а во-вторых, не каждый можно было воплотить. И вот построено восемь объектов. Среди них ‒ «Китовый ус» художника Игоря Малина из Владивостока (а нас курировали художники из Владивостока под руководством Павла Шугурова). Приезжал к нам художник из Архангельска Данила Пилит, он построил нам значимого створного кита около девяти метров высотой. Красный кит, который просматривался со всех сторон и был притяжением к нашей Китовой деревне. Объект «Душа морей», который был создан нашими местными художниками – это роспись на оргстекле, тоже очень красиво просматривается. Поставлена была виртуальная медуза, которая крутилась на нескольких подшипниках – это проект Елены Политаевой, с которой мы работаем уже не первый раз. Плюс ещё поле медуз и морское дно – конструкторы для детей, которые можно было собирать и играть ими в этом пространстве.

Можно ли сказать, что проект «Ливадия моей мечты» стал катализатором, запустил новые процессы и инициативы?

Да, конечно. Этот проект был первым. Потом были продолжения, потому что остановиться уже невозможно. Было желание продолжать. ИН-Центр (г. Находка) провёл проектные семинары, в которых рождались какие-то новые идеи, они паковались в проекты, которые мы продолжаем. Мы, конечно, подавали ещё грантовые заявки на продолжение нашей работы. Но пока не все они получили поддержку. Мы не собираемся останавливаться и будем продолжать искать средства и другую поддержку.

Эти созданные объекты посещаются?

Да, посещаются. Китовая деревня находится у дороги и хорошо видна. Есть указатель, по которому заезжают все, кому интересно посмотреть. И когда проезжаешь мимо, видишь, что машины останавливаются и люди осматривают наши объекты. У нас ещё есть и экологическая тропа с информационными стендами. То есть когда люди приезжают в Китовую деревню, они проходят по экологической тропе и знакомятся с экологией этой местности. Есть ещё один объект, который мы создали с группой «Аскольд» из города Фокино (она работает с нами уже несколько лет и поддерживает все наши проекты). Так вот, они предложили создать панно из пробок от пластиковых бутылок и назвали его «Спасите Вилли». И они сделали это панно, которое так удачно вписалось и оказалось очень сохранным. Все эти пробочки мы посадили на шурупы, и это панно прекрасно стоит. Такой получился экологический вариант. Мы провели акции по сбору пробок, а потом они были реализованы в такой вот арт-объект.

Как вы оцениваете перемены, которые произошли в культурном пространстве вашего поселения за последние годы? Эти изменения связаны с вашим проектом?

Появились новые объекты, которые притягивают взгляды и украшают микрорайон. Опять же, мы на одном арт-объекте написали указатели на музей. Это тоже притяжение к нашему музею и показывает, что это наша деятельность. Да, это объекты, которые украшают наши посёлки, которые нравятся нашему населению. Китовый сквер расположен в проходимом месте, там постоянно люди гуляют.

То есть частично вы проблемы, которые ставили перед собой, решили? Дали возможность людям гулять по посёлку, знакомиться с его историей? И гостям, туристам тоже…

Да, конечно.

Какие изменения произошли в вас и в членах вашей команды? Какие знания, навыки, мотивацию получили? Изменился ли стиль жизни? 

Если говорить про меня, то да, я была активна в формате обучения, я участвовала в семинарах, получала опыт, который пригодился бы на нашей территории. На семинарах обычно представляли и опыт других организаций, знакомили с их представителями. Это и вдохновляло и давало опыт для продолжения развития на своей территории. Конечно, и команда тоже участвовала в семинарах, и это дало активность и знания.

Сохраняете ли вы личный интерес к теме, которой посвящён ваш проект? Не подавляет ли ваша экспертность личный познавательный интерес?

Интерес у меня к проекту не пропал, потому что я такой человек, который старается всё довести до финала. Финала пока нет. Памятник не достроен, Китовая деревня требует внимания. Пока есть силы и энергия, хотелось бы всё это продолжить. Например, этот памятник… Мы уже сейчас подумали и решили участвовать в конкурсе «Твой проект» административного бюджетирования. Администрация нас поддерживает. Мы уже работаем с Еленой Политаевой, чтобы изменить конструкцию первоначального объекта. Есть возможность получить средства, поэтому планируем продолжать дальше.

Проблемы, стоящие перед проектом, какие они? Над чем ещё необходимо поработать?

Хотелось бы ещё увеличить активность населения, активность нашей молодёжи, если мы продолжаем работу по Китовой деревне, потому что мы строим этот парк и для детей, и для молодёжи, и для семейной аудитории. Хотелось бы, чтобы уже нам предлагали и подсказывали, что нужно изменить. Мне иногда звонят и предлагают какой-то там домик для уточек, бревно под скамейку. Мы ни от чего не отказываемся, думаем, как это разместить в нашей деревне, как всё устроить.

Есть интерес со стороны местного сообщества к тому, чтобы была устойчивость, чтобы развивать проектную активность, чтобы они уже сами подавали заявки?

По проектной деятельности у нас уже активность есть. Школа искусств принимала участие в проектной деятельности, и сама администрация принимала участие и получила средства на событийное мероприятие. Сейчас с финансированием есть сложности, и нужно участвовать в конкурсах, чтобы получать средства. И наш опыт – пример этого. 

Как развивался и масштабировался ваш проект «Ливадия моей мечты»? Как тиражировался, какие новые инициативы возникали? Как камень, брошенный в воду, от которого пошли круги? Как цепная реакция?

Первым арт-объектом стала роспись на трансформаторной подстанции. Это было в Ливадии. Но у нас шесть населённых пунктов. В Южно-Морском сказали: «А мы тоже хотим». Я говорю: «Давайте инициативу. Мы вам поможем: и красочку найдём, и людей поможем собрать». Там инициативная группа из пенсионеров, они хотели расписать стены гаражей. У нас есть стела «Южно-Морской», и на фоне гаражей она смотрится совершенно неприглядно. Связались с художником, он нарисовал эскиз. И всё. Красочку мы привезли, волонтеров собрали и покрасили эти стены. Пенсионеры, инвалиды даже принимали участие. Они остались довольны. Посмотрели и говорят: «А вот тут зелёная зона некрасивая, стол какой-то непонятный стоит». Мы предпринимателю позвонили, он приехал и всё вытащил, даже денег не попросил. Завёз землю, разровнял. А потом эти же пенсионеры стали за этим кусочком земли ухаживать, посадили кустарники. На основе нашей инициативы родилась и другая инициатива.

Точно так же и в Анне наш проект породил ещё один проект, и получился арт-объект «Шхуна Анна». Активисты Средней тоже проложили тропу. Инициативы поддерживаются.

То есть ваш проект масштабируется на другие посёлки, и этот процесс, в общем-то, в развитии. Расскажите о ваших ближайших планах в рамках проекта или, может, за его рамками.

То, что ещё не реализовано, нужно реализовать. Я уже говорила – это памятник. Ну, может, не в полном объёме. Кита построить. Чтобы Китовая деревня развивалась. По Китовой деревне надо инвесторов искать. Планируем ещё создать общественную организацию, чтобы легче участвовать в конкурсных заявках на гранты.

Вы говорили о доме графа Кейзерлинга. Чем привлекательно это здание?

Своей исторической значимостью. Граф Кейзерлинг – основатель нашего поселения. С 1895 года почти 20 лет у него здесь было большое предприятие, много заводов: консервный, бочарный и другие. Осталось наследие, вот эти здания сохранились в хорошем состоянии. В одном можно сделать дом китобоя.

У вас интересное название проекта ‒ «Ливадия моей мечты». Это, наверное, и какая-то личная история? Какой вы хотите видеть Ливадию в мечтах? Воплощаете ли вы проектами свою мечту?

Ну, частично воплощаем. Украшаем нашу Ливадию. Хотим, чтобы она была привлекательна, чтобы туристов привлекала не только в летний период, но и в межсезонье. И да, они сейчас к нам приезжают весной, осенью. Мы водим их по нашим тропам, показываем наши маршруты, потому что природа местная очень красива, пляжи, море, которое сверкает в солнечную погоду, наши скалы. Плюс хотелось, чтобы в наших посёлках появлялись какие-то новые объекты, которые тоже были бы притяжением.

Добавить комментарий