701 Project (г. Томск). Автор проекта: Елизавета Згирская

701 Project (г. Томск). Автор проекта: Елизавета Згирская

Томский «Список-701» – перечень деревянных зданий, без которых город потеряет свою идентичность. Цель проекта – создать историю о каждом доме из этого списка. Дома могут становиться арт-объектами, площадками для перформансов, вдохновением для пьесы или видеоарта. Любое творческое высказывание, любая форма искусства, главное условие – уникальность каждого эпизода проекта и присутствие в нём художественного звука.

Елизавета Згирская

Для быстрого перемещения по тексту используйте ссылки в Содержании

Проект

Давайте сразу начнем разговор. Как вы стали заниматься проектом? Чем занимались прежде?

Изначально по образованию я — композитор, в этом году я закончила Московскую консерваторию, и совершенно естественно из этой моей композиторской профессии вырос проект. В проекте я как автор, автор музыки выступаю, как автор идеи — это связано с моей композиторской деятельностью напрямую. Поэтому это было довольно естественно создать такой проект в рамках моей профессии. Как я пришла конкретно к этой идее? На самом деле, случайно. Однажды я приехала в Томск, в свой родной город. Увидела новым взглядом после Москвы деревянные дома и поняла, что я хочу с ними сделать что-то музыкальное. Но не просто написать пьесу о доме и забыть про это, а сделать именно большой проект, в которых дома будут преломляться сквозь музыку, и я смогу рассказывать о них через музыку разными способами. Очень важно, что способы должны быть разными. Каждая серия моего проекта — это неповторимый элемент. То есть я не делаю одинаковых серий, они все разные.

Я посмотрела на Youtube несколько выпусков, и действительно они все разные, они даже по стилю разные. То есть существует единство стиля у художника, у музыканта, а у вас каждый выпуск разный: по длительности, сделаны по-разному. Можете рассказать подробнее о том, как возникла идея Вашего проекта — именно идея. Вы уже рассказали о том, что после столицы посмотрели по-другому на эти дома. Может быть, какая-то ситуация была, какая-то встреча, какой-то дом Вы посетили? Как возникла идея?

Идея возникла спонтанно: я была на свадьбе у подруги, и мы вышли из ЗАГСА и поехали к ресторану. И когда мы ехали по улице, которая как раз и состоит из деревянных домов — это улица Красноармейская в Томске — я увидела один дом, который был уже заброшенный, нежилой и одна его часть немного развалилась, отвалилась. И я увидела и почувствовала, что дом похож на раскрытый баян, когда у баяна меха раскрыты, также этот дом раскрылся как баян, и я зацепилась за эту идею. На следующий день после свадьбы я вернулась к этому дому, на него смотрела. Поняла, что из этой коннотации: дом-баян можно сделать какую-то необычную пьесу. И потом я стала думать, что каждому дому можно придумать что-то необычное, исходя из особенностей этих домов. Вот этот дом стал импульсом, и в итоге пятый выпуск моего проекта, он называется “Разбаянило” — это про тот самый первый дом, который я увидела. Он не первый, потому что идея ко мне пришла в конце ноября, а зимой на улице в Сибири особенно, музыкальные инструменты нельзя доставать. Поэтому я сделала летом этот выпуск, а начала с более таких зимних выпусков. Вот так появилась идея.

Действительно, была ситуация, которая послужила пусковым механизмом для этого проекта. Почему такое необычное название проекта? Как оно родилось?

Да, название проекта “701 Project”. Здесь две коннотации. Во-первых, 701 — это список домов в Томске, которые обязательны к сохранению. Домов на самом деле больше (их в Томске около 2000), но без минимального списка — 701, Томск потеряет статус уникального поселения. А это очень важный статус для ограничений по застройке, например, чтобы не менять застройку. Для получения субсидий и тд. — это важный статус. У нас в России несколько десятков городов имеют такой статус. И 701 — отражает этот список, а с другой стороны, это 701 проект — намек на то, что о каждом доме я буду рассказывать в отдельном проекте.

Да, но в итоге я не делаю так, что четко один дом — один проект. Мне кажется, это была бы очень жесткая структура и было бы слишком прямолинейно. Поэтому мы провели серию концертов “Говорящая улица”, где в одном проекте была целая улица из домов — пятнадцать или шестнадцать или одиннадцать — в трех разных улицах. Где-то я объединяла по принципу усадьбы дома, то есть было шесть домов в одном проекте. Где-то один дом — как дом-баян, проект “Разбаянило” — там только один дом. То есть количество домов разное в разных проектах. То есть не будет ровно 701 проект по количеству домов. Их будет около сотни, как я прикидываю. Но все дома будут охвачены обязательно.

На какие культурно-символические ресурсы опирается проект? На что вы опираетесь, когда концепцию роликов продумываете? Или как подать каждый дом? Вы изучаете историю дома? Как это все рождается?

На самом деле, в первую очередь, я изучаю разные музыкальные явления, которые есть в мире. Потому что в свой проект я вбираю все, что есть в контексте современной академической музыки сейчас. И я не боюсь повторяться в своем проекте, именно повторять какую-то идею, потому что она преломляется сквозь дома и перерабатывается. Например, у меня есть эпизод “118 минут молчания”, где музыканты почти два часа стоят в молчании перед сгоревшим домом. Конечно, эта идея молчания музыкантов не совсем нова. У нас есть пьеса Кейджа “4-33” и он первым сделал такую идею молчания в музыке. Я ее расширила до двух часов, но мне совершенно не страшно брать существующие идеи и перерабатывать их под себя. Поэтому, в первую очередь, я как раз опираюсь на музыкальные явления.

А далее идет уже контекст в городе этого дома?

Да, контекст дома в городе. То есть “Говорящая улица” — там тоже музыкальные идеи текстовой партитуры, то есть партитуры, которые написаны не нотами, а словами. Я указываю, как примерно должны музыканты играть. Например, возьмите высокий звук и тяните его очень долго. Или посмотрите на окружающую среду и попробуйте скопировать ритм колыхания деревьев. Вот что-то такое. То есть такое очень свободное описание, получается, что произведение каждый раз рождается заново.

Мы вот сегодня так почувствовали колыхание ветра, а завтра, когда будем исполнять это же произведение, оно будет звучать уже по-другому.

Да, вот мы играли как раз 3 концерта по одной и той же партитуре и получилась совершенно разная музыка. Потому что были разные музыканты, были разные инструменты и все они по-разному себя чувствовали.

Скажите, Вы одна делаете этот проект или есть команда, с которой вы работаете?

Я делаю одна, это мой авторский проект. Но, конечно, я приглашаю время от времени или музыкантов, или операторов, или художников, видеохудожников я приглашаю. Но курирую я все одна. С продвижением у меня пока туговато, потому что я не умею это делать. Но, надеюсь, что научусь. 

Ну а теперь давайте поговорим подробнее о проекте. Вдруг кто-то когда-то захочет где-то его повторить или даже не повторить, а будет в нашем сборнике читать про проект — хотелось бы понимать, какие этапы были в реализации этого проекта? С чего начинали, как планировали, как будет развиваться, расскажите, пожалуйста.

У меня загвоздка в том, что каждая серия проекта как отдельный проект внутри проекта. То есть в этом вся загвоздка: нужно проходить цикл от создания до реализации каждый раз. Это в среднем, каждый месяц. Обычно я планирую, у меня есть уже какой-то набор идей про запас — то есть идеи — это то, что нельзя запланировать, это рождается из какого-то импульса. Идеи для проекта. И примерно на полгода — год вперед я планирую календарь. То есть какие проекты я собираюсь выпустить. Не всегда я ему следую. Вот, например, сейчас не получилось с Музеем — потому что я уезжаю раньше. Но я планирую календарь, дальше идет поиск людей: поиск музыкантов, поиск видеооператоров, или какой-то аппаратуры, которая нужна для проекта. И потом уже этап реализации — это непосредственно какой-то концерт или видеозапись, которую мы делаем в полях. Иногда весь процесс от начала до конца проходит в моей голове, потому что я делаю одна, допустим, какую-то серию. 

Например, серия “Полифония цвета” — я ее делала совсем одна. Сама записывала звуки, сама снимала фотографии и потом это все монтировала. Поэтому здесь мне не нужно было какое-то планирование, потому что я работала индивидуально. “Говорящая улица” — было планирование: от поиска музыкантов, в первую очередь, до съемок, которые тоже были запланированы за несколько месяцев вперед. Но такого четкого, жесткого планирования у меня нет. Потому что проект авторский, проект творческий. И все идет от меня, от моей личности, от моих задумок. Не знаю, можно ли его повторить в другом месте, потому что здесь важна эта авторская составляющая.

Реализация проекта

У меня следующий вопрос: какие работы проводились на каждом этапе? Но вы сейчас пояснили, что действительно каждая серия — это, по сути, заключение договоренностей с музыкантами, с операторами и содержательная работа.

Первый этап — это придумывание того, что, собственно, мы будем делать — либо писать партитуру, либо собирать какой-то материал, либо думать, что будут делать музыканты для реализации данной идеи, именно творческой составляющей. Второе — это поиск исполнителей. Третье — это реализация: запись или проведение концерта, перформанса. Три таких этапа.

На каждом этапе есть свой перечень работ. Например, партитура — первый этап создания партитуры. Как долго это происходит? Легко это?

Этап создания партитуры бывает очень разный — от трех дней до трех месяцев. Так это может быть. Все по-разному.

Скажите, у вас есть свой коллектив, с которым вы постоянно работаете или в каждую серию каких-то новых музыкантов привлекаете?  

До этого было, что в каждую серию привлекала новых музыкантов. Но сейчас у меня набрался уже список людей, которых я могу приглашать. И сейчас я приглашаю людей из этого списка. Но на “Говорящую улицу” — последний крупный проект — я просто при помощи open-call через соц.сети нашла себе около 30 музыкантов в Томске.

Какая у вас в голове идеальная конструкция проекта? Вы немного про это сказали: что концепция — 701 дом, что так или иначе все дома должны быть озвучены, что еще? Что дальше? Какая конструкция? Сделаете серии про каждый дом?

Это, на самом деле, случится очень нескоро, потому что к декабрю 2021 года у меня будет охвачено около 80 домов всего. То есть за 1,5 года всего 80 домов. То есть проект такой многогодовой, многолетний. Поэтому, не знаю, что будет после. Возможно, я потом перейду на дома, которые не из списка и буду их освещать. Даже если они не в списке, не значит, что их надо обделять. Идеальная конструкция проекта — охваченные все дома, много принципиально разных арт событий и арт-видео — наверное, так. То есть идеально, когда все дома будут охвачены. На этом этапе проект будет завершен. Будет создана такая своеобразная летопись томских домов — музыкальная библиотека. 

Пока все согласно с моей изначальной идеей, все совпадает.

Акторы

Как складывались отношения с местными акторами? Акторы — различные органы государственной власти, жильцы этих домов, компании, которые, возможно, арендуют там помещения на первых этажах, музыканты, операторы. Как с местными разными акторами у Вас складывались отношения? Все ли было гладко или были какие-то сложности?

Хочу в первую очередь сказать, что был очень большой отклик на проект. У нас много зрителей пришло на последний проект. На “Говорящие улицы” пришло очень много зрителей — для такого сложного проекта, это все-таки современное искусство. Было около 50 зрителей на каждой из трех серий. Мне кажется, это довольно хороший результат. Жители домов, в основном, очень хорошо отзывались и говорили, что на нашу улицу пришел праздник. Так они говорили про “Говорящие улицы”. Но, конечно, были и проблемы, то есть были люди, которые говорили, что Вы здесь устроили, нам не нравится, уходите и т.д. Это был буквально один из нескольких десятков. Администрация нам помогала тем, что она согласовала нам мероприятие, то есть мы официально проводили мероприятие. Также нам помогает Томский музыкальный колледж разным оборудованием: брали у них пульты, брали катушки-удлинители. И Томская областная филармония тоже помогает — они помогали с микрофонами для записи. Поэтому все институции очень открыто к нам настроены и все проходит пока хорошо. Еще также проект “Томск Сойер Фест” — это проект по восстановлению деревянных домов — тоже помогали с подключением оборудования. 

По этому вопросу я поняла. Но Вы же, наверное, перекрывали пешеходное движение? Где у Вас музыканты располагались?

Музыканты располагались на пешеходной зоне, в центре. Там ездили машины. У нас пока не такой бюджет, чтобы перекрывать улицы. Пока до такого не доходит.

Поясните, например, музыканты исполняют музыкальное произведение и шум улицы остается на заднем фоне?

Да, но мы выбирали улицы, которые не очень шумные. Первый был — переулок Кононова, это такая тупиковая улица, там только местные машины ездят, она не проездная. Там было тихо. Вторая улица Чертинская была пошумнее, но там тоже есть закуточек, там не очень часто ездили машины.  И третья — тоже такая полупешеходная улица, где ездят только местные жители. Соответственно, машин очень мало и редко они проезжают. То есть три тихие улицы нам попались, и мы на них делали проект.

А было ли что-то неудачное за все время проекта? Задумка одна была, Вы хотели по одному сценарию сделать, а в результате что-то неудачно сложилось?

Последний проект, который выпущен — “Beauty вандализм” — не очень получился удачным, потому что я сама снимала на камеру и потом я поняла, что лучше было бы пригласить видеооператора, чтобы он снял для нас более качественный материал. Я старалась, как могла, но можно было бы сделать лучше. Этот проект не очень удачно получился, к сожалению. Именно по качеству видео. 

Отношение местного населения и местной администрации к активностям проекта: как вы начинали? Может быть, местные СМИ на интервью вас приглашали на радио, ТВ? Как люди реагировали?

Да, знаете, у меня уже несколько раз брали интервью в СМИ. Но местные были только один раз: это портал “Томский обзор”, они сделали со мной интервью и очень хорошо откликнулись; и томские группы, паблики ВКонтакте тоже выпускали новость обо мне — это было, по-моему, дважды. Пока все из местных СМИ. Они не очень активны. Я рассылала пресс-релиз перед “Говорящими улицами”, и что-то никто не откликнулся, к сожалению. Вот, такое тоже бывает.

В целом, очень положительное отношение ко всему, единственное, что пока я не очень продвигаюсь, поэтому немногие обо мне знают.

Планируете ли Вы создавать музей проекта? Поскольку у вас аудиовизуальный проект, Вы его будете держать на Youtube или сделаете под проект отдельный сайт?

Мой проект — это событие в городе плюс фиксация этого события на Youtube. Вот так. То есть “Улицы” — это был прямо концерт. Или вот следующий мы сейчас будем делать пьесы для препарированных домов: пьесу “Дома с препарации” — это тоже будет концерт, а на Youtube можно будет послушать фиксацию. Иногда Youtube — это только существование проекта, как например, проект “Застеклись” — это именно видеоарт, он существует только на Youtube. А иногда Youtube — это фиксация проекта, который происходил в городе, то есть разнообразие проектов —  в этом тоже суть проекта заключается. Что-то у нас существует только в цифровом виде, что-то является аналоговым событием в городе офф-лайн. Это важно, что есть и такие, и такие эпизоды.

Будете ли Вы делать сайт проекта, чтобы был “701 Project” : описание проекта, все выпуски и ролики из Youtube на нем?

— Я пока не знаю, есть ли в этом смысл, потому что есть канал на Youtube и сайт, который будет дублировать канал на Youtube мне пока не кажется особо осмысленным. Возможно, если потом у меня будет контент сверх видеороликов, то я сделаю сайт. Пока я не вижу в этом особо смысла.

Просто на сайте можно концепцию проекта описать, фото домов в реальной жизни, а вот их такое творческое осмысление. Это так, как вариант. Потому что другие проекты делают музей. Для Вас, по сути, как бы музеем Ваших произведений может служить некий сайт, где все про этот проект подробно рассказывается.  Но это на будущее, если у Вас потом в эту сторону подумать будет желание. 

Как у Вас обстоит дело с посещаемостью? Вы уже сказали, что по 50 человек собирают концерты. Какие просмотры на Youtube? Есть ли явные лидеры, что много смотрели?

У меня пока все так довольно скромненько, я считаю успехом те проекты, где больше 1000 просмотров на ролики. Вот у меня из десяти роликов на пяти больше 1000 просмотров. И один подбирается к 2000 просмотров. Вот это пока мои такие скромные успехи. Это как раз “Расслоение” с рисунками.

Как вы оцениваете перемены, которые произошли в культурном пространстве Томска за последний год  в связи с появлением и деятельностью вашего проекта? Как-то усилилось внимание к этим домам? Стали ли про них писать в местных газетах? Сделал ли проект какой-то вклад в культурное пространство города?

Не могу сказать, что это прямое влияние, но, думаю, косвенно тоже повлияло — два дома, охваченных моими проектами, взяли на реставрацию. Конечно, это не было, потому что они посмотрели ролик и срочно взяли на реставрацию их. Я думаю, это какие-то параллельные процессы, но все равно, это привлекло внимание и помогло этим домам. Вернее, не два дома, а семь. Один — это усадьба из шести домов и один — отдельный дом. И мой ролик стал последней фиксацией состояния “До”. Для фиксации состояния “После”- может быть, мы потом переснимем еще раз эти ролики с уже обновленными, отреставрированными домами. А так, в принципе, у нас общественность довольно активная, всегда “держит руку на пульсе”, о домах и так достаточно говорят и пишут. Есть и другие проекты, например, Лука Мурин и Николай Исаев — томские художники делают проекты про деревянные дома. Сейчас у них проект “Жесть арт” — они клеют на закрытые жестью окна портреты томских известных людей. И они говорили, что мой проект натолкнул их на их проект, натолкнул их заниматься деревянной архитектурой.

Какие проблемы стоят сейчас перед проектом? С какими трудностями Вы сталкиваетесь сейчас?

В первую очередь, это продвижение, как я уже говорила. Я не могу нащупать сама, через какие каналы мне продвигаться, то есть я пробовала какую-то рекламу — это была абсолютная, полная чушь, только потратила деньги. Пробовала писать в томские паблики — не стреляет пока. Поэтому я все еще ищу, где можно порекламироваться, чтобы у меня качественно поднялся уровень и просмотров, и подписчиков и т.д. То есть продвижение — это проблема. Вторая проблема — это финансы, конечно. Вот сейчас я премию получила, и я ее потратила. Мне кажется, мой проект — не совсем грантовая история, здесь невозможно заранее просчитать полностью, какие будут траты, поэтому мне нужны премии. Вот сейчас я на две премии подалась, если выиграю, то выиграю. Если нет, то денег не будет. Хотелось, может быть. продвинуться, стать более широким по аудитории и запускать краудфандинг, но это пока еще только мечты. Но вот две проблемы: продвижение и финансы. 

Будущее

Планируете ли Вы масштабироваться? Выходить на новые территории, на новые площадки? Открывать и находить для себя новые смыслы? Какие у Вас планы?

У меня среди планов есть один проект в Москве — мы будем вместе с фондом “Четверг” делать “День наличника” — идеи из моего проекта будут в их фестивале наличников участвовать. Это будет такой небольшой перенос проекта в Москву. Также я хочу опять же в Москве сделать видеоинсталляции из моих первых видео, то есть сейчас у меня линейные видео, которые смотрятся от начала до конца, а я хочу сделать алгоритмические инсталляции, чтобы с помощью алгоритма выкидывался все новый и новый порядок видео. Будет совершенно иной принцип инсталляции, чтобы были каждый раз неповторяемые видео. То есть хотелось бы сделать и в одном из музеев Москвы сделать такую видеопрезентацию проекта. Пока неизвестно в каком музее. Вот такие московские идеи.

Понятно, что проект был рожден и живет в Томске, но в Москве Вы планируете его дальше продвигать, позиционировать именно на томском материале, правильно я Вас понимаю?

Да, на томском. Пока на томском. Пока я думаю, проект недостаточно окреп, чтобы перевозить его в другие города, но если такие предложения будут, то я не буду отказываться. Мне кажется, это интересный опыт. Меня, конечно, больше интересуют регионы. чем Москва. В Москве и так все в порядке — с теми деревянными домами, которые остались. А вот регионы меня очень интересуют. Я бы вот сделала в Самаре — там много деревянной архитектуры, в Иркутске. Было бы интересно. Но пока еще нужно укрепить томский проект. 

Я поняла. Если по контенту проекта, то Иркутск, Самара. А если масштабировать проект, то я бы еще Вам порекомендовала посмотреть на Екатеринбург, очень интересный город. Во-первых, он сам по себе стильный, модный город сам по себе, современный — очень похож по духу на Москву. Во-вторых, там каждый год проходит Уральская биенале современного искусства, Алиса Прудникова там комиссар, куратор. Вам тоже можно и туда попробовать. Ваш проект — это явно их формат.

Есть ли межпроектные связи с другими проектами? Думаете ли что-то сделать? Сейчас проект — это музыка, архитектура, литература (используете стихи, тексты, проза).

И видеоарт еще. Пока особых межпроектных связей с другими проектами нет. Пока предложений нет, но я буду открыта любым предложениям.  Пока не знаю. Хотя, последний проект “Beauty вандализм” — это как раз пример межпроектных связей: арт- группа “Малышки” (они так называются) и у них есть такой проект “Beauty вандализм” — они ищут изъяны в городской среде, завандаливают ее с помощью розовых блесток, розовой краски, розочек — делают такое Барби -шоу и мы делали совместный проект. Мы со своей стороны делали аудио и видео того, как они украшают своими розовыми прибамбасами сгоревший дом. Это была такая межпроектная идея. 

Расскажите о ближайших планах в рамках проекта и за его рамками?

В ближайших планах 15 августа мы снимаем очередной выпуск. Он называется “Пьеса для трех препарированных домов” — это как препарированный рояль, только мы берем дома. Мы будем вставлять линейки, кусочки бумаги, кусочки разных текстур, будем играть на этих препарированных домах как на музыкальных инструментах. Это мы 15 августа снимаем и через несколько дней ролик выйдет на канале, то есть уже в августе будет на канале. Затем, будет видеоарт под названием “Изумрудный дым” — там будет использоваться моя дипломная пьеса, работа, с которой я заканчивала консерваторию. И видеохудожник Александр Питта сделает к нему видеоарт. Затем, как раз в октябре, будет премьера “Говорящих улиц”, которые мы снимали в июле-августе. Премьера будет только в октябре, потому что она будет представлена на фестивале “Московский форум” — фестиваль современной музыки и там будет премьера. И после этого в течение осени будем выкладывать на Youtube три серии этих перфомансов. Это вот планы до декабря 2021 года. В январе собираюсь снять две истории, две музейные истории: один в музее “Протасовская квартира” — там будет пространственная пьеса, пьеса, которая работает с пространством, с пространством квартиры, где музей.

В Москве?

Нет, это в Томске. И также в Томске в музее деревянного зодчества будет инсталляция, звуковая инсталляция, которая будет заключаться в свертывании звука. То есть люди будут ходить разговаривать, а их звук будет сворачиваться через импульс дерева. Если разбираться, то вибрации будут не через воздух, а через дерево. Вот такие ближайшие планы.

Вы уже с музеями договорились об этом?

Пока еще не договаривалась, вот собираюсь этим заняться на днях. Это будет в январе, поэтому у меня еще есть время.

О проекте: https://vk.com/tomsk701project