Музей-лаборатория «Шёлковая фабрика» (Коломна)

Музей-лаборатория «Шёлковая фабрика» (Коломна)

Музей-лаборатория «Шёлковая фабрика» — современное пространство, располагающееся в историческом корпусе бывшей Шёлковой фабрики купцов Бабаевых в Коломне. Воссоздаваемая фабрика включает в себя творческий коворкинг, музей и выставочный зал, экспериментальную лабораторию с инновационными нитями, арт-резиденцию и открытое производство с показом старых и новых технологий. О том, как традиционные формы генерируют новые пространства, говорим с Дмитрием Ойнасом, президентом АНО Деловой клуб «Наследие и экономика», и Андреем Лисицким, директором «Библиотеки наследия».

Для быстрого перемещения по тексту используйте ссылки в Содержании

Историческое производство

— Как то место, в котором находится музей-лаборатория «Шелковая фабрика», связано с историческим производством шёлка в Коломне?

Дмитрий Ойнас: «Шелковая фабрика» находится на территории нынешнего арт-квартала «Патефонка». Весь этот «квартал» в советские годы был территорией завода Текстильмаш. Здесь производились станки для текстильной промышленности. А до Текстильмаша здесь был патефонный завод, который делал коломенские патефоны. Но ещё до патефонного завода здесь была шелковая фабрика. 

Её появление относится в 18-му веку. Но здесь, конкретно в этом месте, она появилась в начале 19-го. Тот корпус, в котором находится наша «Шелковая фабрика» — самый ранний, кирпичный. Изначально он был двухэтажный, сейчас там три этажа.

— В каких отношениях «Шелковая фабрика» и арт-квартал «Патефонка», на территории которого находится музей?

Дмитрий Ойнас: Мы в партнёрстве с владельцем этого комплекса. Он занимается производством автодомов, и на этой территории находится цех по их производству. Сначала он завёл неподалеку от Кремля небольшой кемпинг, потом перевел производство из Москвы в Коломну — ему показались интересными те процессы, которые здесь происходят.

Когда обсуждалось развитие всего квартала, а это достаточно внушительные площади, мы пришли к концепции лофтового пространства с разными функциями. Теперь весь этот комплекс называется «Патефонка», и он постепенно в разных функциях развивается. Здесь и производства, и мастерские, и какие-то общественные пространства. 

Этапы реализации проекта

— На каком этапе реализации находится проект сейчас?

Дмитрий Ойнас: Мы реализуем возвращение темы шёлкоткачества. Пока мы до реального производства не добрались, и пространство у нас, прежде всего, подготовлено под функцию лаборатории и резиденции, связанной с этой тематикой. Этап с оборудованием, станками и прочим, у нас еще впереди.

blank

— Есть ли у «Шелковой фабрики» референсы в мировой музейной практике? 

Андрей Лисицкий: Да. Подразумевается, что мы здесь поставим оборудование, с помощью которого можно будет по-разному переосмыслять тему шёлкового ткачества. За основу мы взяли голландский опыт — есть музей текстиля в Тилбурге, в который мы ездили на стажировку, и посмотрели, как там всё устроено. 

Там есть традиционная часть, связанная с воссозданием традиционных голландских тканей, а есть часть, в которой они с этими тканями экспериментируют. Например, у них есть ткань, которая заряжает телефоны и электроприборы. И такие вещи у них делают резиденты.

Подразумевается, что здесь у нас тоже будет программа для резидентов, которые работают с темой шёлкового ткачества. Они будут к нам приезжать и с этой темой работать, выполняя какой-то проект. 

Кроме того, наша Шёлковая фабрика работает как коворкинг, а ещё здесь происходят образовательные события. Но главное — это тема текстиля. 

— Но на данном этапе текстильное производство пока не реализовано?

Андрей Лисицкий: Пока не запущен весь производственный цикл, и мы идём путем выставок. Сейчас в музее представлен один из выставочных проектов, который здесь организован, пока не запущена производственная часть. Важно организовать пространство и процессы в нём так, чтобы оно уже заработало, на этом этапе. Сейчас мы пытаемся это сделать. 

blank

Система финансирования

— Как выстроена система финансирования проекта?  

Андрей Лисицкий: Это пространство делалось частично на грантовые средства, частично на средства, привлеченные у Министерства экономики Московской области, которое финансирует создание коворкингов. Частично вкладывался наш кластер. Во всех наших проектах есть такая дифферинцированная история с источниками финансирования. Мы стараемся привлекать разные источники. 

Концепция

blank

— Как можно определить концепцию проекта «Шелковая фабрика»?

Дмитрий Ойнас: «Шёлковая фабрика» подразумевается не как реальное производство с миллионами метров шёлковой ткани, а как некая лаборатория, где на основе традиционных форм создаются или малые партии эксклюзивной продукции, или новые формы на основе традиционных технологий. Идея в том, чтобы создавать, «генерить» новые инновационные изделия и технологии, которые будет прорастать из форм, реально существовавших в Коломне и в мировой шёлковой тематике в целом. 

Лаборатория потенциально должна иметь и производственную базу, и интеллектуальную базу, и то, где люди могут жить, работать, иметь необходимые в этом процессе сервисы. Должен быть персонал, который может помогать в этой работе. То есть резидент, который будет включаться в эту работу, должен иметь все необходимые ресурсы на месте. 

Мы предлагаем не готовые изделия, не готовые решения, а хотим привлекать людей, которые хотят творить, а мы будем их обеспечивать всем необходимым для этого. Для того чтобы эффективно привлекать людей такого рода, мы, помимо инфраструктур, должны формировать тренд на этот запрос. Это предполагает работу с людьми, и, значит, «Шелковая фабрика» — это ещё и образовательная площадка. Через выставки, через какие-то семинары, конференции, мы хотим продвигать это место как площадку такого рода. И мы уже этим занимаемся, несмотря на то, что инфраструктура пока полностью не готова. 

— Какие дополнительные функции, помимо музейной, вы реализуете?

Дмитрий Ойнас: Это пространство ещё и коворкинг — его уже покупают в таком качестве. Люди приходят сюда, садятся и работают. Не только по шёлковой теме. Также это пространство сейчас популярно для фотосессий — многие фотографы арендуют это место для того, чтобы снимать. Поэтому пока здесь выполняются очень разные функции, но мы идём к тому, чтобы эту концепцию с шёлком, которая была изначально заложена, реализовать. 

blank

— Следующий этап, связанный с налаживанием производства, будет тоже реализован в этом пространстве?

Дмитрий Ойнас: Кроме этого пространства нам требуются ещё площади. Реальное производство и оборудование — не про это место, там другие площади и габариты нужны. Например, итальянский станок, который мы приобрели и который пока к нам доставляется, в собранном виде занимает четыре этажа. Это деревянный жаккардовый станок с металлическими соединениями, с перфокартами, которые «едут» по этой конструкции. Его ещё предстоит собирать, и ещё надо решить, где, в каком пространстве его собрать. 

— Как вы нашли этот станок?

Дмитрий Ойнас: Его нам подарили наши итальянские партнеры. Но теперь его нужно сюда из Италии транспортировать. Это настоящий станок 19-го века, на нём делались первые жаккарды.  

Мы очень давно сотрудничаем с разными итальянскими специалистами и компаниями, и когда эта тема у нас возникла, они просто стали помогать нам искать то, что можно найти по этой теме. Ведь в России найти жаккард очень тяжело — в 90-е годы просто всё уничтожили, даже более поздние станки.

— Получается, для производственного этапа вы будете привлекать новые площади?

Дмитрий Ойнас: Да, неподалеку отсюда есть комплекс зданий городской усадьбы 18-го века с большими хозяйственными постройками, и там в одно время существовало производство шёлка. И сейчас мы ведем переговоры с правительством Московской области, чтобы они нам его отдали. И часть проекта «Шёлковая фабрика» мы будем размещать там. 

Там есть реальные корпуса, в которых может быть поставлено настоящее оборудование. Это традиционная коломенская усадьба, в которой сочетались функции жилья, службы и производства. Это очень коломенское сочетание. И там было настоящее шелковое производство. 

Первые коломенские шёлки упоминаются в середине 18-го века. Это довольно старая коломенская тема, и здесь был полный цикл производства, который мы собираемся восстановить в форме нашего Музея-лаборатории.