Проект “Вильямс гарден” (д. Рыково, Ярославская область). Интервью с Натальей Викторовной Уильямс

Проект “Вильямс гарден” (д. Рыково, Ярославская область) Интервью с Натальей Викторовной Уильямс

Идея проекта возникла на одном из семинаров по социокультурному проектированию для предпринимателей Переславля-Залесского. В беседе Наталья Уильямс расскажет о том, как возникла идея фестиваля «Пион фест», что собой представляет цветочная ферма Williams Garden.

Наталья Уильямс

Для быстрого перемещения по тексту используйте ссылки в Содержании

Проект

Наталья, расскажите, пожалуйста, о проекте. Многие вообще не знают о нем. Цель портала «Библиотека наследия» — популяризация информации о разных культурных проектах. Расскажите пожалуйста, как Вы стали заниматься проектом и чем занимались прежде? Кто Вы по специальности, по образованию?

Я получила агрономическое образование. С детства у меня все время была тяга к земле. Когда я была маленькой, то из леса приносила и всегда привозила от бабушки — елки, цветы, деревья, пыталась их посадить. Знаний тогда не хватало, половина не росло. Когда говорят, что мы все родом из детства, наверное, это правда. И потом на протяжении жизни, чем только я не занималась, разными видами и родами занятий: и «челночеством», и купи-продай, как у всех, наверное, в 90-е годы. И я не помню, каким образом, но что-то меня привело в цветочный салон. Я решила открыть цветочный бизнес, вложила средства, и он у меня не получился. Это, наверное, дало мне урок. И я решила разобраться, что делаю не так. Устроилась на работу в самый лучший цветочный салон Москвы обычным флористом. А школа флористики у меня уже была закончена, а это была международная, хорошо известная на тот момент школа. И после того, как я устроилась уже в действующий и зарекомендовавший себя на рынке салон, то сразу поняла все свои ошибки. Меня очень быстро повысили до администратора и, проработав несколько лет (может быть 2 года), я решила открыть свой салон. Идея, что нужно что-то свое — никуда не ушла. И с коллегой, с которой мы вместе работали в партнерстве, открываем свой салон.

В Москве?

Да, в Москве. Мы проработали где-то порядка десяти лет. А потом я ей продала свою долю в бизнесе, а себе купила совершенно другой салон. И уже с новыми знаниями начала заниматься этим салоном. Он был в центре Москвы, на Тверской улице, потом появился второй, третий. Все это было в одном месте, в одном районе, недалеко друг от друга. Работала очень много с бюджетными организациями по контрактам. Когда напрямую получала цветы из Голландии, то понимала, что я их все знаю, многие здесь растут, и они не сложны в агротехнике. Тогда, возникла идея, что нужно приобрести свою землю и выращивать какие-то растения для своих потребностей. Потом у меня уже появился муж и мы выращивали все подряд, все, что можно было: в ассортименте многолетники, однолетники — все, что могло расти в условиях зоны рискованного земледелия. Когда мой муж начал ездить на закупки, он начал говорить: зачем мы выращиваем ромашки или какие-то цветы, которые стоят копейки, а покупаем дорогие пионы и т.д. 

Пионы совершенно несложные в выращивании, я знала уже агротехнику многих цветов. Мы пытались выгонять тюльпаны к 8 марта и получалось, что это было не особо прибыльно. И тогда мы с ним закупили пионы. Наши пробы и ошибки нас преследовали постоянно, и каждая ошибка нам стоила год или два. Пионы — это игра вдолгую. Конечно, мы пионы больше рассматривали как прибыльный бизнес. В салонах у нас все было очень хорошо, и мы особо не переживали. Молодые были, и рассматривали это как свою будущую пенсию. Но муж у меня из банкиров, и он все считает. Если должно что-то стоить, он высчитывает, сколько на квадратный метр мы можем сажать растений, сколько цветов может быть, он все рассчитал. Как мы с ним ни спорили, он заказывает древовидные пионы. Посмотрел на этот куст на фотографии, а на нем 200 цветов. Перевел это в деньги, думает, ну все, мы — миллионеры. А в нашей полосе они жить не хотели, два года мы с ними нянчились, и это было безуспешно. Я опять ему говорю: “Давай возьмем травянистые”. Пионы травянистые, агротехника не очень сложная. И он тогда согласился, опять все посчитал. Чтобы нам хорошо жить на пенсии, нам нужно 10 тысяч пионов. И вот все деньги, все средства, которые у нас были более-менее свободные, мы вложили в корни. До полного хорошего результата корень пиона нужно около пяти лет ждать, поэтому мы старались максимально нагонять количество, но все равно до сих пор мы не вышли на десять тысяч. Это такое дорогостоящее, долгое удовольствие и пока мы наращивали — все так потихоньку: сами вырастили, сами продали — и потом мы стали сильно уставать от Москвы. Постоянные стрессы, обязательства, мы работали с бюджетными организациями, это определенная ответственность, бывает, вскакиваешь в 5 утра, вдруг кто-то что-то забыл, пропустил. Зимой, чуть ли не на голое тело накидываешь куртку, бежишь куда-то, тащишь. 

И мы решили, раз у нас есть земля, может мы уже в спокойные условия переедем. Земля у нас уже была, она рассматривалась как сезонная. Снег выпадал, на ней не надо было быть. А это длилось полгода. Мы спокойно жили в Москве и на сезон приезжали наездами в деревню. И мы решили насовсем переехать. Все свои магазины — что-то закрыли, что-то продали. Решили, пусть мы будем чувствовать себя не так комфортно финансово, зато нам будет спокойнее. Наверное, спокойствие того стоит. И вот как-то это спокойствие победило финансы. 

Случайно мы вступили в сообщество “Счастливые люди” (Переславль-Залесский), где вокруг нас оказались единомышленники. Получилось, что нас окружали такие же, как мы: которые устали от большой столицы и хотят быть поближе к земле, ко всему натуральному. И как-то в чате у нас появилось сообщение, что приезжают спикеры от Делового клуба «Наследие и экономика». И я пошла на этот семинар. Эта встреча оказалась поворотной в нашей судьбе. Нужно было за два дня создать проект, как-то это все осмыслить, скомпоновать. В первый день я задавала много вопросов, они были разные: и глупые, и по делу. Я хотела понять, что же они от нас хотят, как вычленить что-то. Как сейчас помню: была Юлия Куварзина, она говорит мне:

“Вот у Вас пионы. Пионы — это для Вас основное”.

“Да, пионы — это для нас все: это наша жизнь, это наша пенсия, это наше благополучие”. 

Она мне говорит, ну и крутитесь вокруг этих пионов. “Вы варенье делаете?” Говорю: “Какое варенье, Вы что? Мы их удобряем химикатами”. 

“Это же лекарство!”

“ Какое лекарство? Нам нужны красивые крупные цветы!”.

А потом на следующий день у меня моментально возник этот проект: я расписала всю схему, все у меня в голове сложилось как пазлы. Я первая защищала свой проект. Я мужу говорю: давай мы будем двигаться в этом направлении. И мы вспомнили, что мы очень часто видели такие локальные магазинчики. Например, лаванда. И там все только лавандовое: мыло, чай, подушки, открытки, сумочки, рисунки, картинки — все, что хочешь. Давай и мы пойдем по этому пути. И вот уже более двух лет или три года прошло с тех пор…. Мы еще переписывались с Юлией, она мне присылала антикварные открытки с пионами… На следующий год мы уже сварили первое варенье из пионов, которые мы называем “бомжи”. Мы их не удобряем, не подкармливаем ничем. Продать их для рынка сложно, и мы подумали, почему бы и не использовать их для варенья. Оно пользовалось успехом. Муж у меня мечтает мыло делать, но это пока на уровне мечты. Мы делаем чай из пионовых лепестков.

Идея

Вы очень подробно рассказали, чем Вы занимались прежде, как Вы пришли к этому проекту. Но как же все-таки возникла идея проекта. Я поняла, что это был проектный семинар. 

Вы знаете, на этом семинаре я была не одна. У нас была командная работа, была одна женщина, маркетолог из отеля, мне сказала: “Тебе нужен фестиваль”. Она очень часто проводила фестивали. Для меня все это было из области фантастики. Я думала, что фестиваль — это такой масштаб, это такая мощь. Я даже сама себе не верила, что можно было на это согласиться. Видно, произошло это переосмысление. Я прописала этот проект схематически, и на следующий день у меня уже было четкое понимание направлений развития, векторы уже заданы. У нас есть этот продукт, он есть здесь, в этом месте. Мы уже вложили много сил, средств и нужно из этого какую-то историю складывать. 

А как именно идея пришла, что это будет “Сад пионов”? 

Он у нас был. Мы много лет высаживали его.

До семинара ваш проект так и назывался “Сад пионов”?

Нет, мы назвали сад по нашей фамилии “Вильямс гарден” — семейный сад. И мы только в этом году первый раз открыли его для посещения. Мы никогда никого к себе не приглашали на территорию. Думаем, на сегодняшний день у нас есть что показать. Уже достаточное количество цветов. Конечно, было много ошибок. Мы их не структурировали — мы же раньше для собственного использования сад делали. Сейчас мы понимаем, что могли бы сделать выставочные поляны. У нас же все это как ферма для производства. Все какими-то рядами, сортами, не выставочный сад.

Изначально, это был просто питомник?

Да, просто бизнес. Цветочный бизнес для зарабатывания денег.

То есть вы были просто поставщиком для каких-то компаний, магазинов в Москве?

Да. Но мы так и продолжаем этим заниматься.

То есть это направление по-прежнему существует. После семинара Вы решили, что можно, с другой стороны, посмотреть на это, у Вас сложилась концепция проекта. А как родилось название проекта? Раньше вы были “Вильямс гарден”.

Ну мы и сейчас им остаемся. У нас есть свой бренд. Мы так и звучим сейчас “Вильямс гарден”. Только, допустим, мы в этом году делали фестиваль пионов, мы его назвали “Пион фест”. И, я надеюсь, что он будет ежегодным, потому что очень много было откликов и отзывов. Посетили фестиваль более 1500 человек, но это учитывая, что в этот момент была огромная пробка — навигатор показывал от 3,5 до 8 часов дороги до нас. И это не центр, это глухая, никому не известная деревня. И это был непрерывный поток, который к нам ехал. То есть, понимаете, оказалось, что этот цветок (пион) настолько популярен, что люди специально ехали не только из Москвы, ехали из далеких городов, на несколько дней, с палатками — это было большое событие для очень многих. 

Хорошо! Итак, как сейчас называется Ваш проект? Именно проект. Не ферма для цветов. “Сад пионов”?

“Вильямс гарден”.

Хорошо. Ну вы так решили, что это ваш сад и по-английски это красиво звучит?

Да, мы смотрим в будущее. Пионы — это только один месяц в году. И наш сад может быть разным. Каждый год мы добавляем новые интересные позиции. И все это сад. Сейчас у нас есть другая позиция: гортензия в июле, августе, сентябре. Поэтому мы не стали акцентировать внимание только на пионах. Муж мечтал, что он будет “королем пионов”. С каждым годом что-то меняется, происходит переосмысление, сейчас мы решили собрать коллекцию пионов. Охотимся за русскими, советскими сортами. Мы у кого-то меняем, кто-то нам дарит, у кого-то покупаем. В этом году нам подарили пион, которому 60 лет! Их, конечно, сложно сейчас идентифицировать, но мы попытаемся найти их названия. Для нас сейчас это более ценно, потому что импортные сорта приобрести для нас совершенно не проблема. Все зависит от количества наличных. При нормальном финансовом вложении мы можем купить и высадить коллекцию из 1500-2000 сортов. Понимаете? А вот отечественные сорта мы собираем по крупицам, пока мы не знаем их названия, мы их называем именами тех людей, от которых мы их получили: “от Марины, от ее бабушки” — он рос 60 лет. Сегодня мне предложили пион, которому 40 лет — “приезжай, откапывай. Пион от нашей мамы”. У меня сейчас уже такой азарт появился: то, что труднодоступно, то и привлекает. И вот мы решили создать коллекцию. Сейчас мы покупаем отечественные сорта, потому что у нас в стране были тоже хорошие селекционеры и все пионы очень красивые. И я думаю, что это было бы очень интересно. Не только простым людям, но и коллекционерам. Мы пошли глубже.

Возвращаемся к вашему проекту. Нам более интересен ваш опыт культурного проектирования. На какие культурно-символические ресурсы опирается проект? Вы про это на семинаре много говорили, что это четко для себя нужно представлять. Вот у вас в проекте какие задействованы культурно-символические ресурсы?

Сложно сказать… Я стараюсь сейчас найти исторические купеческие усадьбы в Переславле, но я их рассматриваю с точки зрения сада. В заброшенных деревнях, разыскиваю карты. Сложно. Все заросшее, все заброшенное. И пытаюсь поездить по таким старым купеческим усадьбам. Мне хочется найти сады оттуда. Я определяю, что здесь был сад по каким-то деревьям — они ведь подольше растут. Я хотела бы подкопать историю с точки зрения сада.

То есть культура садоводства ваш базовый символический ресурс.

Да. Я хочу понять, когда в Переславском районе, и у кого здесь в то время какие были сады. Мне интересно в этом направлении двигаться. Пока особых успехов нет. Но я заразила этим интересом всех своих знакомых. У меня есть знакомые из Мурома, фанаты пионов. Они мне пишут, что родом из семьи купцов, у них сохранились остатки сада. Были пионы, но осталась сейчас только сирень. Присылают мне отовсюду. Меня теперь история интересует с точки зрения сада и были ли в этом саду пионы. 

То есть еще такой культурно-символический ресурс как пион. Как символ чего? Это же не василек, не колокольчик. Это особый садовый цветок. Символом чего он был в нашей стране? Правильно ли я понимаю, что Вы в эту сторону думаете?

Да, думаю. Вот по поводу нашей страны не могу сказать, что он как-то особо символичен, именно для нашей страны. Если в Китае он — это все, то у нас это — сад, уют. Хотя этот цветок раньше не совсем каждому был доступен, так как он родом не от нас. И всегда он считался и считается “королем цветов”. Если роза — королева, то пион — это король. Иностранец.

Да, соглашусь. Действительно, русские люди, в большинстве, очень любят пионы. Я ни одного человека не встречала, чтобы кто-то сказал, “мне не нравятся пионы”. Всегда в июне, когда они появляются, ими все восторгаются, фотографируют, покупают домой, дарят на праздники….

А живопись. Наверное, ни один дом не обходится без картины с пионами. Самые популярные у художников цветы — это пионы, маки, ромашки. Их обычно мы встречаем на полотнах, если это цветочная история.

То есть получается, что пион — это символ благополучия, красоты жизни, наслаждения жизнью, когда ты вдыхаешь его аромат….

Я думаю, что даже при упоминании “аромат пиона” уже вспоминается этот всем знакомый аромат. 

Команда

Расскажите, пожалуйста, кто вошел в команду проекта сначала и как менялся состав участников команды? Кто с Вами начинал работать и что сейчас?

С нами начинала одна семья из Украины и они стояли у истоков закладки нашего сада. Это была взаимопомощь: они помогли нам с участком, а мы помогли им с документами. Теперь они живут в России и хорошо себя здесь чувствуют. 

Сейчас у нас только временные сезонные сотрудники, для работы на участке. Мы с мужем так и продолжаем это все обихаживать, где муж больше по пионам ходит по агротехнике, а я — уже больше реализация, маркетинг.

Теперь расскажите, пожалуйста, через какие этапы реализации проходил и проходит Ваш проект? Отчасти Вы это уже осветили, что в начале вы просто были питомник…

Когда мы уехали из Москвы и у нас уже не было собственного ритейла, у меня осталось очень много коллег, которые имели свои собственные цветочные салоны — мы стали на них ориентироваться, предлагая свои цветы. С каждым годом у нас увеличивалось количество салонов, с которыми мы работали, и на каком-то этапе мелкие салоны стали нам не интересны. И сейчас мы работаем с компаниями, которые занимаются декором мероприятий. Мы научились хранить пионы (мы можем их хранить больше месяца). Сейчас в состоянии сразу поставить 1000 — 2000 штук. Салон не сможет столько принять единовременно. Это нужно, чтобы или мощности у салона были большие или сеть какая-то. А по логистике нам неинтересно объезжать всю Москву, развозить пионы. Можно всю неделю ездить, они приобретают немного — 10-20 штук для витрины. Нам интереснее сразу много отдать, пусть это будет не очень высокая цена, но, в любом случае, по цене всех все устраивает. Их устраивает, что это напрямую от производителя — нас устраивает, что это напрямую потребителю, без оптовой прослойки.

Возвращаемся к проекту. Через какие этапы Вы проходили, когда уже после семинара у Вас сложилась концепция проекта. Потом что? Вы стали думать о фестивале? 

Мы стали заказывать картины с рисунками пионов, мы стали приглашать художников, которые бы могли писать пионы. Мы стали устраивать фотосессии для пионов, мы стали готовить контент для каких-то интересных мерчей. А вообще, в планах у нас создать какие-то свои садовые принадлежности для работы в саду — удобные сумочки с нашим пионовым логотипом. Начали думать в этом направлении. Ну и варенье мы уже несколько лет варим, года три. Это наша фишка. Оно всем нравится, всем хочется хотя бы его попробовать. Мне муж говорит, может, нам будет выгоднее этим заниматься — мы, правда, еще не считали. У нас есть сорта, из которых мы можем приготовить варенье, и есть сорта, из которых мы не можем варить варенье, пускать в пищевое производство. Какие у нас еще были этапы? За это время наши пионы подросли, и мы уже 2 года реализуем посадочный материал. В принципе, определенный рост идет и потом у нас появляется определенный круг поклонников, фанатов, которые уже не первый год покупают у нас посадочный материал. Они к нам возвращаются. 

По сути, этапами реализации проекта было освоение новых направлений: в один год Вы занялись вареньем, в другой год — фестиваль внедрили, в третий год — связываетесь с художниками. Правильно?

Мне очень нравится фестивальная история, в первый год не все получилось, были видны ошибки, что нужно исправлять. Была такая мощная поддержка друзей, партнеров, появилось очень много новых интересных знакомств, много совершенно новых людей, которые писали в отзывах, что готовы идти в любой проект с нами, кому это очень понравилось. Я бы хотела сделать фестиваль ежегодным. Если честно, муж пережил большой стресс, он пока еще морально не готов взяться за новый фестиваль. 

Он еще от этого не отошел?

Да, не отошел, потому что ему пришлось весь удар взять на себя: он проводил экскурсии (у нас было очень много забронировано экскурсий). Получилось так, что весна была сложной и пионы у нас не расцвели в первый день фестиваля, они расцвели только к третьему дню фестиваля. В первый день — дождь, едут туристические автобусы, ему нужно было проводить экскурсии, “выкручиваться”, общаться с людьми. У нас на клумбах из 5000 цветов расцвело около 10 — сами понимаете зрелище было не самое приятное. По сути, был фестиваль бутонов в первый день. Но муж с юмором с людьми общался. Многие меня благодарили, им все это было интересно, ходили по нашим грядкам, смотрели. Муж не показывал, но внутренне он очень сильно перестрессовал. Досталось ему…

А какие работы проводились на каждом этапе? Например, с вареньем. Как вы работали? Что делали? Находили рецепты, пробовали, какого-то шеф-повара приглашали, который Вас консультировал? Расскажите, что с вареньем было?

Нет, с вареньем все было достаточно просто. Мы все в своей жизни варили варенье и по этому же принципу также варили из лепестков пионов. Да, у него совершенно своеобразный вкус. 

А где Вы взяли рецепт?

В интернете. Попробовали.

Вы разные рецепты попробовали? Или взяли какой-то один?

Один. Мы из разных сортов делали. Делили: из белых, из красных, из розовых, из бордовых. Они у нас этим отличаются.

То есть у Вас, по сути, 3 вида варенья?

По сути да, но Вы знаете, это все такое крафтовое, ремесленное. У нас нет никаких объемов. У нас в первый год было 10 баночек, просто попробовать. Все равно мы часть продали, часть ушла на подарки. Всем это было очень интересно. На следующий год мы уже понимали, что пионы, которые не востребованы на цветочном рынке, мы можем использовать на варенье. Стали больше разделять по цвету. В первый год у варенья была горечь, я прочитала, что нужно срезать цветок у основания. Стали на это обращать внимание, срезать уже где чаша листика в серединке примыкает, стали это обрезать. В любом случае, пионовое варенье — это не как варенье, его не едят банками. Его можно одну ложку в день, у него много целебных свойств и разных других полезных. 

Ну да, оно все-таки как некий деликатес считается. Это направление про варенье. Следующее — фестиваль. Вот Вы в первый раз провели его в 2021 году. Какие работы осуществлялись по организации фестиваля? Как Вы его создавали?

Вы знаете, он у меня создавался очень легко. У нас очень большая территория и я думала: да, у нас есть площадь, и мы могли бы провести фестиваль. И зимой я загнала мульчев, который нам выровнял территорию, из леса и подлеска нам сделал ровную территорию. И когда растаял снег и начались активные работы по подготовке, территория большая — у нас порядка, 2,5 га — надо было взять отделить метров 300-400 и их скомпоновать, все остальное отдать под парковку. Мы очень сильно растянули все это по территории и сколько бы мы эту территорию не завешивали (фотозоны и др.) и всего казалось мало, потому что площадь большая.

Немножко терялось, было рассредоточено…

Да, да. Детскую зону мы вообще спустили в песчаный карьер. Этот песчаный карьер мы долго чистили, вручную выбирали каждое стеклышко, мы же планировали, что это будет детская зона и для детей будет безопасно. Этапы подготовки — уборка сорняков, все надо было привести в порядок. Это было очень сложно. Мне муж говорил: “Отменяй, отменяй фестиваль. Я умру от стыда”.

Ну в результате, все получилось. 

Не все получилось, конечно.

Концепция проекта

Главное, начать. Большой путь начинается с первого шага. Была ли у Вас идеальная конструкция или концепция проекта, когда Вы начинали?

Не было. Но с каждым годом она развивается и меняется. Вот сейчас мы бы все сделали совершенно по-другому. По-другому бы высадили растения, сейчас планируем все сделать по-другому. Потому что уже у нас и другие знания, и очень много знакомств, у меня муж дружит с очень серьезными иностранными пионоводами, у которых очень большие объемы по всему миру. Естественно, он там получает консультации, ездит к ним на их плантации, перенимает опыт. Вы знаете, уже в этом году одно очень крупное хозяйство к нам приехало перенимать опыт. Они задумались о производстве пионов для корневищ, для посадочного материала. И вот они к нам обратились после фестиваля. Мы их проконсультировали, их больше интересует промышленная история. Это муж уже будет с ними дальше заниматься, сопровождать их.

Вы знаете, Ваш проект — не один такой. Я провожу интервью с разными проектами. И у большинства концепции не было. То есть все рождается по ходу пьесы. То есть это редко, когда все заранее продумано.

Мы называем это: на своих ошибках учимся. Вот думаешь, вроде, все предусмотрел. А нет. Делаешь, потом опять думаешь, что -то не так. 

Скажите, а как складывались отношения с местными акторами? Помните, на семинаре Вам тоже говорили, кто такие акторы. Это органы власти, это сообщества жителей в деревне, где Вы находитесь, это Ваше профессиональное сообщество — это все, что Вас окружает. Это акторы. Как складывались с ними отношения? Приведите примеры удачных и неудачных сценариев, если такие есть.

Прежде всего, наше сообщество “Счастливые люди” — это выручка, взаимопомощь. Сообщество очень помогает. По разным вопросам. Вот такой пример. В прошлом году, когда был первый локдаун, мой муж находился у мамы, за рубежом. Я написала в сообщество “Помогите” — рабочих нет, никто не может приехать помочь. Более 10 человек из сообщества приехали, очень сильно мне помогли. Еще погодные условия были не очень хорошие, сорняки росли. И мне нужно было определиться: или сорняки у меня будут расти, или цветы у меня вырастут. И я попросила помощи, отозвались, помогли. За один день мы такую колоссальную работу провели по спасению цветов. Мы никогда не сталкивались с неприятностями, у нас никогда не было ничего плохого с окружающими. Может быть, потому что мы не конфликтные люди. Копошимся себе и копошимся. Мы никогда никого не трогали, и нас тоже не трогают. Да, в деревне нас считают чудаками, потому что у нас нет картошки. 

А с администрацией района? Вот Вы проводили фестиваль.

Прекрасно. Даже мы были на приеме у мэра, в администрации области. Все оказывали поддержку (информационную). Про финансы никто не говорит (никто ничем не поддерживает). Хотя по началу сказали, что поддержку окажем вообще, все, что угодно. По крайней мере, не мешал никто. И сделали серьезное информационное освещение. Вы знаете, не только область и район о нас везде рассказывали, но даже и во всех поездах РЖД была реклама о фестивале.

Наверное любой администрации выгодна ваша деятельность, потому что это туристический поток в регион?

Ну мы еще не совсем готовы к туристам. Условия у нас пока не туристические, а рабочие: там бочка, там сарай. Не показательное выступление пока. Но Вы знаете, мы уже на следующем этапе: уже решили, что сделаем несколько показательных садов, сделаем открытую живую чайную из ароматных деревьев — это моя мечта. Буквально на прошлой неделе мы были в гостях, где можно ходить по пряным травам как по газону, это невероятные ощущения. Мы ездили в питомник Лескова, общаемся с профессионалами, общаемся на предмет агротехники, на предмет опыта. Не каждый на это пойдет. Например, питомник №1 России говорят, мы пока не готовы заниматься пионами. Это такая монокультура, которую мы пропустили через себя. У нас было столько ошибок, у нас, наверное, года четыре ушло на разные ошибки. Муж говорит: пион — растение только для терпеливых. Только два года нужно обрывать бутоны, не видеть, какой цвет для того, чтобы наросло корневище. А потом только, через какое-то время, по сути через пять лет ты можешь увидеть этот куст в полном роспуске. 

Да, очень интересно.

Коллекция

Я так поняла, что у Вас есть некая коллекция, которую Вы готовы показывать людям.  На фестивале Вы делали экскурсии по ней? Можете рассказать, из чего состоит эта коллекция без биологического углубления: например, пионы тридцати сортов, они различаются по цвету, по запаху, по периоду цветения… Вот как экспозиция, какая у Вас коллекция?

Изначально у нас не было цели создать коллекцию. Мы просто покупали пионы. И каждый год мы покупали что-то, что не для всех. То, что мне нравилось. Например, я в первый раз в жизни увидела зеленый пион, и я купила зеленый пион. Увидела какой-то красивый, тоже купила. Они не для коммерции, они не востребованы и долго еще будут не востребованы. Но они красивые, чем-то отличаются от других. Допустим, у нас есть самый популярный цветок, который популярен на всех флористических мероприятиях — “Сара Бернар” — мы его покупаем 1000 штук. Раньше люди покупали белый, розовый, красный — сейчас уже народ немного обучается и уже есть сорта, популярные и непопулярные. А вот мы формировали просто из своего интереса: желтый, коралловый и др. Одно время мы купили большую коллекцию в Ботаническом саду — как раз там еще работала Дьякова Галина Михайловна, которая 50 лет занималась только пионами. Она ровесница Ботанического сада, и у нее недавно был юбилей, 75 лет. Купили эту коллекцию. Это, в основном, японские виды пионов, они тоже не востребованы на рынке. Они у нас просто для коллекции. Мы их высадили в наш глинистый грунт, и он их затянул, мы их еле откопали. Это было что-то, когда мы весной увидели, что нашей коллекции нет. Они пытались кое-как оттуда выбраться, мы заново их откапывали, пересаживали. Каждый год преподносил нам какие-то сюрпризы. Сейчас мы бы посадили все по-другому, потому что здесь эти, здесь те — все посажены вразброс. Мы высаживали для собственного потребления. А сейчас нам хочется сделать по срокам цветения, по сортам, по цветам: например, здесь все сорта белые, которые у нас есть посажены врастяжку и по срокам цветения и по цвету. Градиентом: от светлого к темному, волнами. Хотелось бы единым полем, например, розовым. Или единым белым. Тот формат, который сейчас у нас — пока совсем не тот.

Скажите, а Вы выпускаете какую-то сувенирную продукцию или пока что называется “руки не дошли” до этого?

Муж у меня зимой магниты с пионами делает, мальчик-девочка держат что-то в руках. Вообще, у нас в планах есть выпуск сувенирной продукции, но мы хотели бы ориентировать ее на пионово-садовую тематику. Нужную и полезную. Чтобы это были не выброшенные деньги, а чтобы это были какие-то сумочки для садовника (на пояс), наколенники (много приходится работать на коленях).

Далее вопросы про цифры. Что-то Вы уже озвучили. В этом году Вы впервые провели фестиваль и более полутора тысяч человек его посетили, как Вы сказали, это по грубым подсчетам.  Как Вы считали? Вы же не считали каждого участника?

Да, но мы продавали билеты, посещение было платное.

Вопрос про важные цифры проекта. Например, сравните, со скольки единиц пионов вы начинали? 

Не менее 500 кустов. У меня были пионы еще до мужа. Я сама родом из Краснодарского края и из того места, где мы жили, я перевезла все пионы и посадила здесь. Когда у меня появился муж, он купил 700 кустов древовидных пионов, и мы их почти все потеряли. У нас осталось меньше десятка. Мы купили 700 штук, коллекцию из Китая. Нам привезли их официально, а они практически все погибли, им в нашем климате не хорошо. Потом мы купили примерно 500 — 700 пионов. Смотрели по финансам. Где-то в какой-то год нам 1000 получалось купить. Потом мы уже скупали все подряд, без разбора, лишь бы это был пион. Это сейчас мы уже покупаем по сортам и по другим признакам.

Сколько сортов пионов у вас можно увидеть?

Я думаю, что сейчас порядка 100 сортов пионов. 

А единиц сколько?

Порядка 5000 штук. Мы каждый год покупаем, независимо от того, есть у нас деньги или нет.

Через эти цифры видна положительная динамика: Вы начинали с 500 единиц. Потом было 700, много потеряли. И вот сейчас на конец августа 2021 года у Вас 5000 цветов порядка 100 сортов.

В этом году мы уже готовы поделить. Наши первые готовы к размножению. У нас порядка 1000 цветов, которые мы можем разделить. Может быть, в этом году мы не будем их трогать. Мы так по чуть-чуть отщипываем для реализации корневищ. Пока нам жалко свои делить. Мы так долго ждали, когда они повзрослеют. Если бы мы успели в этом году сделать для них новую красивую площадку, где мы бы их высадили запланировано, то мы могли бы их уже трогать. Пусть наращивают корневую систему. Когда мы будем готовы перенести их в другое место, тогда сделаем. Мы хотим, чтобы этот бизнес был красивым. Не грядки, грядки, а чтобы было красивое поле. Захотели мы — оставили мы их цветущим, это красиво. Обычно же мы не видим своих цветов, все срезаются на уровне нераскрытого бутона.

В этом году Вы впервые провели культурное событие — фестиваль. Как Вы оцениваете перемены, которые произошли в культурном пространстве Переяславского района, вашей деревни в связи с деятельностью Вашего проекта?

Местные жители, что называется “выпали в осадок”. То место, где мы проводили фестиваль, когда-то там была местная помойка. Чтобы прекратить это безобразие, когда мы заехали, мы выкупили вокруг всю землю. Никто из местных об этом не знал. И когда я зимой загнала мульчер, который прошелся по периметру нашей земли, они поняли, что они окружены нашей землей. Мы привели все в порядок, выбрали каждую мусоринку. То, что не могли кардинально убрать — засыпали песком. Естественно, все местные жители на фестиваль были приглашены бесплатно. Окружные деревни тоже были приглашены бесплатно, все дети, инвалиды — бесплатно. Конечно, у них был культурный шок, потому что это было грандиозное событие. Администрация Президента привезла нам невероятный концерт, два автобуса артистов кино и эстрады.

У нас следующий вопрос про то, сохраняете ли Вы личный интерес к проекту. Но все наше интервью говорит о том, что Вы настолько увлечены этой темой и это не просто для Вас работа. Это глубокий, личный интерес. 

Да, совершенно верно. У нас даже появились друзья, которые изначально были нашими клиентами по пионам, а теперь стали нашими друзьями. Они готовы и помогать, и участвовать во всех активностях. Сколько новых проектов родилось из нашего фестиваля — это просто невероятно! Понимаете? Одна девушка “нафестивалила” себе собаку, другие открыли новый проект, когда я их попросила что-то придумать для фестиваля: они сделали летний кинотеатр и сейчас это у них успешный проект, который после нашего фестиваля начал активно развиваться. На нашем фестивале они дебютировали. Они очень интересно сделали свою локацию, сейчас у них как передвижное шапито, они со своим киновагончиком могут приехать и устроить показ фильма где угодно. И было много других проектов, кто сделали первые шаги именно у нас на фестивале, и сейчас успешно ездят по другим ярмаркам и фестивалям. Столько новых перспектив открылось у многих, и у нас в том числе….

Расскажите о масштабировании Вашего проекта, планируете ли Вы выходить на какие-то новые территории смыслов, какие-то межпроектные связи делать, расширять свой проект? Если оглянуться назад, то сначала вы были просто питомником корней цветов, а сейчас вы уже обросли какими-то новыми институциями. Как думаете масштабировать свой проект? Есть такие мысли?

Да, у нас давно есть эти мысли и планы. Мы хотим сделать творческую круглогодичную студию, где можно было бы проводить мастер-классы, творческие чаепития, художественные пленэры. У нас сама по себе интересная локация в березовом лесу, где мы сейчас почистили, там мы бы заложили красивую коллекцию пионов. В этом году к нам приезжали люди с палатками, блогеры. У нас место экологически уникальное, и оно вдали от всего. Кому-то нужен покой, например, подул ветерок —  и донес аромат пиона. И мы хотели бы, чтобы была палатка а-ля пионовый домик, потом другая палатка — другой домик. Чтобы была какая-то зона комфорта, пряно-цветочная.

Расскажите о ваших ближайших планах в рамках проекта и за рамками проекта. Какие Ваши ближайшие планы?

Сентябрь — начинается наше время. Мы начинаем выкапывать корни, мы начинаем рассылать заказы по всей России, и мы это делаем чуть ли не до середины ноября. Эти два месяца у нас традиционно очень активные. Идет уборка листвы, обрезка — это осенние работы и посадка новых цветов. Помимо того, что мы реализуем корни, мы каждый год смотрим, что у нас востребовано, чего у нас много. Муж говорит: этого и этого много, мы оставим для себя, а остальное нам для бизнеса не нужно, и мы можем это реализовать. Опять же мы покупаем у коллекционеров новый материал. Мы еще весной заплатили предоплату и сейчас ждем свой заказ — корни. Происходит перемещение — одно продаем, другое — покупаем. 

Когда мы закончим сельхозработы, я, наверное, сяду планировать фестиваль. 

Ну да, может, гранты какие посмотрите. Будете заявки подавать.

Вы знаете, мало информации и вот в этом основная проблема. Или мы не там ищем. Я даже не могу это понять. Я бы с удовольствием писала заявки. Если бы была поддержка, то я многое бы сделала по-другому. У меня была идея одного красивого проекта, его можно было бы сделать очень хорошо. Но, к сожалению, только дней десять назад пришли гамаки, которые я заказывала к фестивалю. Я хотела, чтобы по березам висели гамаки, мы не смогли реализовать эту идею в полном объеме. И получился такой лубочный проект. Пион у меня не совсем ассоциируется с тем фестивалем, что мы сделали. Я не очень довольна. Будем дорабатывать.

Знаете, это нормально. Нормально критическое отношение к тому, что ты сделал. Это значит, что вы видите зоны роста, определяете для себя точки дальнейшего развития. Спасибо за такой подробный и очень интересный разговор о вашем проекте. Я благодарю Вас. Дальнейшего развития Вам, удачи!

Тогда на семинаре Вы нам такой волшебный пендель дали, поэтому спасибо вам огромное. 

Мы для себя определили, что больше будем уходить в туризм. Это то, чтобы мы хотели. Мы хотим, чтобы к нам приходили люди, но для этого нужно создать необходимую инфраструктуру, чтобы им было комфортно на каждом этапе взаимодействия с нашим проектом.